QR код VS RFID-чипа: какую маркировку получат ювелиры?

С 1 июня по 1 ноября 2018 года на территории Российской Федерации проводился эксперимент по маркировке отдельных видов драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них. Редакция сайта gjr.ru предлагает вашему вниманию интервью генерального директора Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Эдуарда Уткина, в котором речь пойдёт о том, во что обойдётся данная процедура участникам рынка, может ли она принести какие-то выгоды помимо «обеления» рынка, и какие ещё варианты администрирования оборота ювелирных изделий могут быть предложены ювелирам в ближайшее время?

gjr.ru: Эдуард Юрьевич, кто принимал участие в эксперименте?   

Э. Уткин: Прежде всего — это, конечно, субъекты предпринимательской деятельности в сфере оборота драгоценных камней и драгоценных металлов: Sokolov, Бронницкий ювелир, Смоленский кристалл, Красцветмет, Приокский завод цветных металлов, Алроса, Эстет. Тут важно подчеркнуть, что участие в эксперименте было добровольным. Что касается государственных структур, то согласно постановлению правительства РФ от 24 марта 2018 г. № 321 оператором и разработчиком интегрированной информационной системы в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней на всех этапах их оборота было определено АО «Гознак». Министерство финансов Российской Федерации было назначено ответственным за обеспечение координации эксперимента и мониторинг его результатов.

gjr.ru: Чем закончился эксперимент станет известно 1 декабря 2018 года. К этой дате Министерство финансов должно провести оценку результатов и предоставить соответствующий доклад в правительство Российской Федерации. Но можно ли подвести какой-то промежуточный итог?

Э. Уткин: Думаю да. В целом проект создания интегрированной информационной системы жизнеспособный, но всё же он нуждается в доработке. Например, в части расширения функционала. Также потребуется запуск этой системы в «пилотном режиме» с целью обкатки. Компании, участвовавшие в эксперименте, вносили в ходе проекта свои предложения. В итоге первоначальная система претерпела серьёзные изменения. Собственно, ради этого эксперимент и затевался. Думаю, эту работу по отслеживанию изделий из драгоценных металлов и драгоценных камней целесообразно продолжить. И особенно важно проработать вопрос реализации указанной системы на территории государств-участников Евразийского экономического союза. Ну а для повышения качества работы системы имеет смысл подключить к эксперименту дополнительное число участников рынка.

gjr.ru: Кого именно вы имеете в виду?

Э. Уткин: По каким-то причинам участие в исследовании не приняли банки и добытчики. Возможно, если эксперимент будет признан удачным, они присоединятся к нему на следующем этапе. В числе участников должны быть кредитные организации, сюда же необходимо подключить и ломбарды.

gjr.ru: Насколько прозрачным был эксперимент Минфина?

Э. Уткин: Я общался с участниками эксперимента, присутствовал на нескольких совещаниях Министерства по этому поводу, могу сказать, что на этих мероприятиях у ювелиров была возможность задать свои вопросы как разработчикам, так и представителям Минфина. И у нас была возможность сформулировать собственные предложения по совершенствованию системы и её функционала. Например, в части маркировки товарных остатков, учёта изделий с недрагоценными камнями в части прослеживаемости изделий внутри предприятий. Когда в Ассоциацию «Гильдия ювелиров России» стали поступать звонки от участников рынка с просьбой рассказать о ходе эксперимента, мы связались с представителями Министерства финансов и попросили организовать встречи, на которых стороны могли бы задать друг другу все интересующие вопросы. И такие встречи состоялись. Учитывая концентрацию ювелирных предприятий в Костроме, Минфин организовал в этом регионе два выездных совещания. Поэтому, все, кто хотел внести свою лепту в данный процесс — смогли это сделать.

gjr.ru: Что даст система ювелирам?

Э. Уткин: Когда речь заходит о контроле за оборотом, все произносят слово маркировка. На самом деле маркировка — это технический аспект обеспечения системы контроля. Во главу угла надо ставить саму интегрированную информационную систему, которая предусматривает присвоение индивидуального идентификационного номера каждой товарной позиции и отслеживает её движение на рынке от создания до реализации. Благодаря этому рынок становится прозрачным. Маркировка — лишь метод функционирования такой системы. Она вторична. Здесь как с автомобилем. Любое авто имеет идентификационным номер. По этому номеру можно проследить всю жизнь машины: когда, кем и из каких деталей она была собрана, кому продана, в каких авариях участвовала, скольких человек ею владели. Этот номер присутствует в соответствующих информационных системах. Чтобы совершить какое-то действие с автомобилем — необходимо внести информацию в систему. Когда говорят, что маркировку можно подделать, надо понимать, что номер на автомобиле тоже можно перебить, но без доступа к информационной системе, допустим, ГИБДД, вы не сможете снять такую машину с учёта или продать её.

gjr.ru: Кроме упорядочивания и обеления рынка ювелирных изделий есть ещё какие-то плюсы у внедрения такой системы?

Э. Уткин: Для представителей ювелирного сообщества имеет значение интегрирование этой системы с другими автоматизированными государственными системами. Я имею в виду системы ФТС, ФНС, Пробирной палаты, Гохрана, Росфинмониторинга, Роспотребнадзора. Такое интегрирование упростит и ускорит механизм обработки данных по движению товарных потоков. Это позволит минимизировать администрирование контрольно-надзорной деятельности и она, наконец, будет поставлена на риск-ориентированный подход. Говоря простым языком — это уменьшит количество физических контактов бизнеса с контролирующими организациями, и, в свою очередь, уменьшит затраты как государства, так и бизнеса на контрольно-надзорные мероприятия. Сегодня мы вынуждены предоставлять одну и ту же отчётность, всевозможные справки и документы в различные инстанции. Естественно, в нескольких экземплярах. Если система будет отлажена, то всю эту громоздкую отчётность можно будет перевести на межведомственный обмен информацией. А пока мы берём одну бумажку в ФНС и несём её в ФТС. И это мало кого устраивает. Скажем, упрощение порядка предоставления отчётности только по линии Росфинмониторинга значительно облегчит жизнь участникам рынка. Ведь вся эта информация будет доступна в интегрированной информационной системе.

gjr.ru: Каковы сроки внедрения этой системы?

Э. Уткин: Как я уже сказал, система требует доработки. Не хотелось бы столкнуться с её внедрением в сыром виде. Это чревато серьёзными последствиями. Особенно для производителей. В процессе эксперимента стало понятно, что круг задач, определяемых самими участниками рынка для этой системы, оказался гораздо шире и сложнее, нежели ожидалось вначале. Разработчикам необходимо время для учёта предложений участников рынка. И это как раз тот случай, когда спешка вредна.

gjr.ru: Если эта система не будет доработана, что тогда?

Э. Уткин: Тогда маркировка будет установлена в общем порядке, как для всех остальных товарных позиций. В этом случае будет применяться технология RFID-чипов. Технология достаточно дорогая. Сами RFID-чипы и, тем более, считывающие устройства стоят немалых денег. А в нашей отрасли такие времена, что о лишних затратах лучше не вспоминать. К тому же RFID­­ технология хороша там, где требуется дистанционное считывание меток. Например, при контейнерных перевозках. Но это не наш случай…

gjr.ru: Объективно сравнивая QR коды и RFID-чипы — о каких плюсах и минусах можно вести речь?

Э. Уткин: Если говорить о QR-коде, то наибольшее признание он получил среди пользователей мобильной связи. Можно установить любую бесплатную программу-распознаватель кода, и абонент может моментально заносить в свой телефон текстовую информацию, добавлять контакты в адресную книгу, переходить по web-ссылкам, отправлять SMS-сообщения и т. д. QR-код легко распознаётся сканирующим устройством, его использование в качестве напечатанной на бирке ювелирного изделия маркировки ничего не стоит. Относительный недостаток — необходимость считывания при прямом оптическом контакте. Камера считывателя должна его «видеть». Кроме того, невозможно групповое считывание QR-кодов на бирках сразу нескольких изделий.  

Говоря о RFID-чипах можно отметить, что информацию с этого чипа можно снимать дистанционно.  Если розница и склады оснащены оборудованием для работы с RFID, то процесс инвентаризации упрощается. RFID-чипы метки могут работать в различных режимах, например, сигнализировать о снятии продукции с прилавка. Ритейлер может узнать сколько раз покупатель просил посмотреть то или иное изделие. На чип можно записать всю информацию о товаре, включая контрольные марки регуляторов рынка.

Если объективно смотреть на вещи, применение QR кодов ничем не хуже, поскольку главное в работе системы — это прослеживаемость движения, а не сам метод маркировки. Также предполагается, что в случае с QR кодом оператором этой системы станет пробирная палата. А при распространении на ювелирные изделия общего порядка маркировки — у нас появится ещё один оператор. К Пробирной палате добавится Центр развития перспективных технологий. И это увеличит операционные расходы.

Также возможно и применение другого кода, а именно — печатного 2d кода — это так называемый Data Matrix код (или dMatrix код). В сравнении с QR-кодом он менее распространен. Использование Data Matrix кода позволит заложить в маркировку ювелирных изделий совместимость с маркировкой КИЗов от ЦРПТ.   

gjr.ru: То есть лично вы больше склоняетесь к сценарию Министерства финансов РФ? К внедрению QR кодов?

Э. Уткин: Это не столько моё личное мнение, сколько мнение большинства участников рынка, интересы которых я представляю в соответствии со своей должностью. Большинство участников отечественного ювелирного рынка — это представители малого и среднего бизнеса. Им просто не по карману RFID-чипы и КИЗы от Центра развития перспективных технологий. Особенно сейчас, когда особой прибыли ни у кого нет. Проект Минфина предполагает, что работа информационной системы и внедрение маркировки будет осуществляться в рамках государственного контроля за счёт средств, которые государство получает с опробования и клеймения изделий. И ещё один весомый аргумент в пользу сценария Министерства финансов — наличие серьёзных разногласий в оценке объёма теневого рынка ювелирных изделий. Это, в свою очередь, порождает подозрения в отношении ювелирных фирм по части сбыта и производства нелегальной продукции. Интегрированная информационная система как раз и позволит устранить все сомнения. Для любого добросовестного ювелира наличие изделий в системе будет той самой окончательной бумажкой, фактической, настоящей, как говорил профессор Преображенский.

А что касается недобросовестных участников рынка, тех, что занимаются нелегальным ввозом ювелирных изделий, то с ними нам в любом случае нужно размежеваться на белый и чёрный рынок. Не секрет, что сегодня даже на самом высшем уровне на ювелирную отрасль смотрят как на полосатую зебру. То ли больше чёрного, то ли больше белого.